Договорное право

Ответственность доверительного управляющего

Ответственность доверительного управляющего

Ответственность доверительного управляющего

Глеб Панов, юрист.

Пределы деятельности доверительного управляющего определяются через триаду «закон, договор, интерес». Анализируя арбитражную практику, автор статьи рассуждает о том, каковы при этом должны быть пределы ответственности доверительного управляющего.

Доверительное управление имуществом — институт, введенный в законодательство РФ п. 4 ст. 209 ГК РФ, гл. 53 ГК РФ в качестве самостоятельной формы управления чужим имуществом. Значимость этой формы возрастает с каждым днем как в практической, так и в теоретической сфере. Все большее количество людей вступают в отношения по доверительному управлению имуществом с различными интересами и целями, прежде всего для получения прибыли.

Довольно часто возникают ситуации, когда собственник не может должным образом распорядиться своим имуществом в силу того, что не обладает достаточной квалификацией, не имеет необходимых навыков для извлечения возможной выгоды. И тогда передача имущества в доверительное управление обусловлена предпринимательским интересом.

Иногда собственник физически не может осуществлять управление своим имуществом — здесь речь идет об охранительном интересе учредителя управления. В обозначенных ситуациях просто необходимо привлечение лица извне, которое могло бы должным образом управлять имуществом учредителя.

Основная обязанность доверительного управляющего, вытекающая из договора доверительного управления имуществом, — осуществлять такое управление, что подразумевает деятельность по совершению юридических и фактических действий, направленных на цели управления. Полномочия доверительного управляющего ограничены условиями договора или установками закона, а при отсутствии указанной регламентации действует общий принцип разумности и добросовестности. Управление имуществом должно осуществляться в интересах выгодоприобретателя (учредителя).

Интерес — основной критерий. Как отмечалось выше, доверительное управление может инициироваться с различными целями и интересами. Во-первых, это охранительный интерес, который заключается в сохранении имущества и его поддержании в надлежащем состоянии. Во-вторых, предпринимательский интерес, направленный на получение прибыли. Исходя из этого пределы деятельности доверительного управляющего определяются через триаду «закон, договор, интерес».

Статья 1022 ГК РФ определяет ответственность доверительного управляющего. В п. 1 этой статьи речь идет о пределах ответственности доверительного управляющего. При детальном анализе двух частей пункта 1 можно сделать два, но диаметрально противоположных вывода.

Из ч. 1 п. 1 ст. 1022 ГК РФ следует, что доверительный управляющий фактически несет ответственность лишь за вину («не проявивший должной заботливости об интересах выгодоприобретателя или учредителя управления»).

Часть 2 здесь же расширяет границы ответственности до пределов непреодолимой силы: «Доверительный управляющий несет ответственность за причиненные убытки, если не докажет, что эти убытки возникли вследствие непреодолимой силы».

Так какую норму следует применять при решении вопроса о пределах ответственности доверительного управляющего?

ФАС Восточно-Сибирского округа в своем Постановлении от 17 мая 2001 г. по делу N А19-1137/01-9-Ф02-1018/01-С2 попытался применить норму ст. 1022 ГК РФ. Как было установлено судом первой инстанции и как усматривается из материалов дела, 27 апреля 1999 г. истец (учредитель управления) и ответчик (управляющий) заключили договор доверительного управления N 14/99, по условиям которого учредитель управления обязан передать управляющему 1000000 рублей в доверительное управление для инвестирования в ценные бумаги. Срок действия договора определен до 23 января 2001 г. Деньги были ответчиком получены и инвестированы в ценные бумаги. Ответчик периодически представлял истцу отчеты, в последнем из которых за период с 1 января 2001 г. по 24 января 2001 г. зафиксированы убытки в размере 102844 рублей 69 копеек.

По словам истца, разница между балансовой и рыночной стоимостью ценных бумаг на момент окончания доверительного управления составила 541633 рубля 21 копейку. Данную сумму и 102844 рубля 69 копеек убытков (зафиксированных в последнем отчете управляющего) истец счел ущербом, причиненным ему ответчиком ненадлежащим исполнением своих обязательств по договору. Из указанных сумм истец предъявил к взысканию: 50000 рублей — часть убытков, зафиксированных в отчете управляющего, и 150000 рублей — часть разницы между балансовой и рыночной стоимостью ценных бумаг.

В части убытков в размере 50000 рублей суд счел довод истца несостоятельным, поскольку истец не доказал, что ответчиком не были исполнены (ненадлежащим образом исполнены) какие-либо обязательства по договору N 14/99. В отношении взыскания 150000 рублей судья указал на то, что разница между балансовой и рыночной стоимостью ценных бумаг была вызвана изменением конъюнктуры рынка и не связана с деятельностью управляющего.

При таких обстоятельствах суд кассационной инстанции приведенное решение оставил без изменения, а кассационную жалобу без удовлетворения.

Очевидно, что суд первой инстанции рассматривал требования истца через призму вины ответчика — доверительного управляющего. Не признав последнего виновным, суд отказал в удовлетворении исковых требований. Таким же образом применяли норму ст. 1022 ГК РФ судьи ФАС Западно-Сибирского округа и ФАС Уральского округа в своих Постановлениях от 8 июня 2004 г. и от 18 августа 2005 г. соответственно. Свой отказ удовлетворить исковые требования суды связывают с недоказанностью вины ответчика.

Следовательно, судебная практика пошла по пути применения ч. 1 п. 1 ст. 1022 ГК РФ, не обращая внимания на то, что он противоречит ч. 2.

По мнению ряда ученых, при решении вопроса о применении ст. 1022 ГК РФ к подп. 1 необходимо обращаться для определения формы и объема ответственности, а к подп. 2 — основания ответственности. Эта позиция справедлива в случае, когда деятельность по доверительному управлению является предпринимательской и заключается в получении прибыли.

Однако как быть, если договор доверительного управления заключен с так называемым охранительным интересом? Интерес здесь — в обеспечении сохранности имущества и поддержании его в надлежащем состоянии. Например, родственники безвестно отсутствующего на безвозмездных началах могут управлять его имуществом, не получая за это специального вознаграждения.

Наиболее правильной представляется позиция, согласно которой для применения п. 1 ст. 1022 ГК РФ необходимо исходить из самого существа возникших правоотношений. Основным для установления пределов ответственности для доверительного управляющего является критерий интереса.

В случае если доверительное управление имуществом учреждается с целью предпринимательства, необходимо и пределы ответственности ставить в зависимость от статуса доверительного управляющего. Поскольку он является профессионалом на рынке подобных услуг, то и ответственность должна расширяться до пределов непреодолимой силы (ч. 2 п. 1 ст. 1022 ГК РФ).

Если же доверительным управляющим является непрофессионал, то и ответственность должна строиться на основании вины.

Такая позиция будет соответствовать ст. 401 ГК РФ, посвященной основаниям ответственности за нарушение обязательств.

Источник: wiselawyer.ru

Ответственность доверительного управляющего

Доверительный управляющий несет ответственность при возникновении убытков от использования имущества. При этом учредителю управления убытки возмещаются как в форме реального ущерба, так и в форме упущенной выгоды. В тех случаях, когда управление произведено в интересах выгодоприобретателя, последнему возмещается упущенная выгода.

Ответственность наступает, если убытки произошли вследствие нарушения управляющим принятых на себя обязанностей по договору. Основанием возникновения ответственности является не только вина, но и случай.

Управляющий освобождается от ответственности, только если убытки возникли вследствие непреодолимой силы либо действий выгодоприобретателя или учредителя управления. Бремя доказывания обстоятельств, освобождающих от ответственности, лежит на управляющем.

Доверительный управляющий несет субсидиарную ответственность по обязательствам, возникшим в связи с доверительным управлением имуществом, ибо при недостаточности этого имущества взыскание обращается на его имущество, а при его нехватки — на имущество учредителя управления, не переданного в доверительное управление.

За действия избранного им поверенного доверительный управляющий отвечает перед учредителем управления как за свои собственные.

Если при совершении сделок с третьими лицами доверительный управляющий (или назначенный им поверенный) выходит за пределы предоставленных ему полномочий либо действует с нарушением установленных для него ограничений, и эти третьи лица знают об этом, то ответственность по возникшим при этом обязательствам несет доверительный управляющий своим собственным имуществом. Если же третьи лица докажут, что они не знали и не могли знать о допущенных доверительным управляющим (или назначенным им поверенным) нарушениях, то долги по обязательствам погашаются за счет имущества, переданного в доверительное управление, а при его нехватки – за счет личного имущества управляющего, и только при его нехватки – за счет имущества учредителя управления.

Ответственность учредителя управления перед третьими лицами по обязательствам в связи с доверительным управлением имуществом1 обусловлена тем, что он лично выбрал лицо, которому поручил управлять своим имуществом.

В обеспечение интересов учредителя управления для возможного взыскания убытков с управляющего, договор доверительного управления может предусматривать предоставление доверительным управляющим залога.

Прекращение договора доверительного управления имуществом

Кроме общих оснований прекращения договора, ст.1024 ГК предусматривает специальные основания для прекращения доверительного управления:

— смерть гражданина либо ликвидация юридического лица, являющегося выгодоприобретателем;

— смерть доверительного управляющего, признание его недееспособным, ограниченно дееспособным или безвестно отсутствующим;

— отказ доверительного управляющего или учредителя управления от осуществления доверительного управления в связи с невозможностью для доверительного управляющего лично осуществлять свои полномочия;

— одностороннее прекращение договора выгодоприобретателем (в случае отказа от получения выгод по договору) и учредителем управления без указания мотивов.

Договор доверительного управления может быть также прекращен на основании ст. 44 ГК вследствие явки или обнаружения места пребывания гражданина, признанного безвестно отсутствующим. Суд в этом случае отменяет решение о признании его безвестно отсутствующим, и на основании этого отменяется управление имуществом такого гражданина.

При отказе от договора одной стороны другая сторона должна быть уведомлена об этом за три месяца до прекращения договора, если договором не предусмотрен иной срок уведомления. При прекращении договора имущество, находящееся в доверительном управлении, передается учредителю управления, если договором не предусмотрено иное.

Учредитель управления при досрочном прекращении договора в двух следующих случаях обязан выплатить управляющему вознаграждение:

— если договор прекращается по требованию управляющего в случае, когда учредитель управления не известил его о том, что имущество, переданное в доверительное управление, является предметом залога (в этом случае управляющему должно быть выплачено вознаграждение за год);

— если договор прекращается по требованию учредителя управления по причинам, не связанным с невозможностью управляющего лично исполнять договор (в этом случае управляющему должно быть выплачено все обусловленное договором вознаграждение).

Источник: studopedia.ru

Статья 1022. Ответственность доверительного управляющего

Пункт 1 комментируемой статьи предусматривает общие основания и порядок ответственности доверительного управляющего в его «внутренних» отношениях с учредителем управления и выгодоприобретателем.

Нельзя не отметить, что содержание комментируемого пункта является несколько противоречивым.

Думается, что общим правилом служит ответственность без вины (п. 3 ст. 401 ГК), поскольку в качестве доверительных управляющих выступают, главным образом, предприниматели. Однако управляющий вправе доказать, что убытки наступили не только вследствие непреодолимой силы, но и действий учредителя управления и (или) выгодоприобретателя.

В тех случаях, когда доверительный управляющий — некоммерческая организация или гражданин, не являющийся предпринимателем, их ответственность наступает по правилам п. 1 ст. 401 ГК при наличии вины. 2.

Другой характерной чертой ответственности доверительного управляющего по договору служит обязанность возместить убытки не только учредителю управления, но и выгодоприобретателю — в виде упущенной выгоды. При определении размера причиненных убытков необходимо руководствоваться ст. ст. 15 и 393 ГК. 3.

Пункт 3 комментируемой статьи устанавливает общий порядок ответственности управляющего, действовавшего в пределах предоставленных ему полномочий. Долги по обязательствам перед третьими лицами должны погашаться за счет имущества, переданного в управление, а далее в субсидиарном порядке сначала из личного имущества управляющего, а затем при недостаточности и его — из личного имущества учредителя управления.

Исключение из общего правила о двухступенчатой системе субсидиарной ответственности составляет ответственность управляющей компании ПИФа, предусмотренная п.

Такая сложная структура требует выяснения, кто отвечает в том случае, когда в отношения с третьими лицами вступает доверительный управляющий, а долги в конечном итоге погашаются за счет имущества учредителя, хотя и переданного управляющему. Бремя ответственности в такой ситуации возлагается на учредителя (собственника имущества), однако в процессуальном плане и он, и доверительный управляющий должны привлекаться к делу в качестве соответчиков. Привлечение их в качестве соответчиков сразу, еще до наступления субсидиарной ответственности, можно объяснить также тем, что основания такой ответственности (наличие или отсутствие вины и т.п.) будут во многом зависеть от того, кто выступал в роли доверительного управляющего (ст. 401 ГК). 4.

Если при совершении сделок с третьими лицами доверительный управляющий либо назначенный им поверенный (п. 2 ст. 1021 ГК) выходит за пределы предоставленных полномочий либо действует с нарушением установленных для него ограничений, ответственность по сделкам должен нести сам управляющий своим личным имуществом.

Однако, если третьим лицам удастся доказать, что они не знали и не должны были знать о превышении управляющим (его поверенным) полномочий или об установленных для него ограничениях, возникшие обязательства исполняются в общем порядке (п. 3 ст. 1022). В дальнейшем учредитель управления вправе потребовать в порядке регресса возмещения понесенных им убытков от доверительного управляющего.

Статья 1023. Вознаграждение доверительному управляющему

Комментарий к статье 1023

Комментируемая статья предусматривает выплату вознаграждения и возмещение доверительному управляющему понесенных им расходов, что позволяет сделать вывод о возмездном характере договора в целом (см., например, Постановление Правительства РФ от 27.05.2002 N 350 «Об утверждении предельного размера вознаграждения по договору хранения наследственного имущества и договору доверительного управления наследственным имуществом» (СЗ РФ, 2002, N 22, ст.

Вместе с тем содержащаяся в статье норма не носит императивного характера, следовательно, во-первых, доверительный управляющий вправе выполнять свои обязанности безвозмездно, а во-вторых, в договоре может быть изменен порядок выплаты ему вознаграждения и покрытия расходов. В частности, вряд ли можно говорить о получении прибыли или доходов от управления имуществом подопечного (ст. 38 ГК), безвестно отсутствующего (ст. 43 ГК), при патронаже (ст. 41 ГК) и т.п. Речь, скорее, идет о его поддержании или распределении, что тем не менее предполагает значительные усилия и расходы со стороны управляющего.

Предлагаемая в статье система выплаты вознаграждения подходит, главным образом, для управляющих-предпринимателей. Что же касается расходов, то возмещению подлежат лишь необходимые, подкрепленные соответствующими документами или отчетом управляющего (п. 33 приложения N 1 к Постановлению Правительства РФ от 11.12.96 N 1485; п. 27 приложения к Постановлению Правительства РФ от 07.08.97 N 989).

Статья 1024. Прекращение договора доверительного управления имуществом

Комментарий к статье 1024 1.

Содержащиеся в статье основания прекращения договора подчеркивают, насколько значим здесь личностный (доверительный) фактор. Поэтому смерть гражданина, являющегося доверительным управляющим, признание его недееспособным, ограниченно дееспособным или безвестно отсутствующим, а также признание гражданина-предпринимателя, являющегося доверительным управляющим, несостоятельным (банкротом) влекут прекращение договора. К аналогичным последствиям приводит и ликвидация юридического лица — управляющего, в т. ч. в случае его банкротства (ст. 419 ГК). 2.

К прекращению договора может привести также признание несостоятельным (банкротом) гражданина-предпринимателя или ликвидация юридического лица, являющихся учредителями управления (п. 1 ст. 1024, ст. 419 ГК). Однако смерть гражданина-учредителя не приводит к прекращению договора, поскольку его права переходят к наследникам. Последние вправе будут сами решать, расторгать им договор с доверительным управляющим или нет. 3.

Смерть гражданина или ликвидация юридического лица — выгодоприобретателя влечет прекращение договора. При этом договор может быть оставлен в силе по соглашению сторон.

Если выгодоприобретатель откажется от причитающегося ему по договору, то это также ведет к прекращению последнего, если иное не предусмотрено в самом договоре (например, выгодоприобретателем по договору станет учредитель управления — п. 4 ст. 430 ГК). 4.

В комментируемой статье в качестве оснований для прекращения договора называются также две формы отказа от исполнения договора. Они соответствуют общим требованиям, изложенным в п. 3 ст. 450 ГК, и включают:

а) отказ доверительного управляющего или учредителя управления в связи с невозможностью для доверительного управляющего осуществлять свои обязанности лично. При этом управляющий не вправе требовать выплаты ему вознаграждения за весь срок;

б) отказ учредителя управления по иным обстоятельствам, нежели невозможность исполнения договора доверительным управляющим лично. В этом случае управляющий вправе, при расторжении договора, потребовать выплаты всей суммы причитающегося ему вознаграждения.

Если договором не предусмотрен иной срок, то необходимо уведомить другую сторону об отказе его исполнять не позднее чем за 3 месяца до момента прекращения договора. Однако данное правило не распространяется на отказ выгодоприобретателя, который стороной по договору не является и вправе отказаться от участия в нем и ранее. 5.

Помимо изложенных оснований договор может быть расторгнут по требованию одной из сторон. Так, по одному из дел арбитражный суд пришел к выводу, что нарушение доверительным управляющим условий договора о доверительном управлении судном, выразившееся в реализации рыбопродукции без участия учредителя управления, заключении договоров без проставления в них отметки «Д.У.», наличии реальной угрозы утраты судна в связи с наложением на него ареста, является существенным и дает право учредителю управления расторгнуть договор по п. 2 ст. 450 ГК (см.: Долженко А.Н., Резников В.Б., Хохлова Н.Н. Указ. соч. С. 834 — 837). 6.

Если доверительному управляющему удастся доказать, что он не знал и не должен был знать об обременении имущества, переданного ему в управление, залогом, он вправе в судебном порядке потребовать расторжения договора и выплаты причитающегося ему вознаграждения за год (см. коммент. к ст. 1019). 7.

По общему правилу после прекращения договора имущество, находящееся в доверительном управлении, должно быть передано учредителю управления — собственнику. Однако учредитель и доверительный управляющий вправе предусмотреть в договоре иное (выкуп имущества, дарение его доверительному управляющему и т.п.).

Источник: lawbook.online

Ответственность доверительного управляющего перед учредителем управления и выгодоприобретателем

Рассматривая вопрос об ответственности сторон в договоре доверительного управления имуществом, необходимо различать ответственность сторон по отношению к третьим лицам (в так называемых внешних отношениях1) и ответственность между участниками договора (в так называемых внутренних отношениях2). Сначала рассмотрим ответственность во «внутренних» отношениях. Она носит договорный характер и касается ответственности сторон договора друг перед другом.

Ответственность доверительного управляющего перед учредителем и выгодоприобретателем предусмотрена в п. 1 ст. 1022 ГК РФ. Указанная норма предусматривает, что если доверительный управляющий не проявил при доверительном управлении должной заботливости об интересах выгодоприобретателя или учредителя управления, нарушает их интересы, ненадлежащим образом исполняет свою обязанность по доверительному управлению вверенным ему имуществом, он несет перед учредителем управления и выгодоприобретателем ответственность в форме возмещения убытков.

Причем ответственность доверительного управляющего перед выгодоприобретателем ограничивается упущенной выгодой за время доверительного управления имуществом, так как выгодоприобретатель, не являясь собственником переданного в доверительного управление имущества, может понести убытки только в части не полученной им выгоды. Учредитель же управления, вверивший свое имущество доверительному управляющему, может понести убытки и в виде реального ущерба. Поэтому учредителю управления возмещаются убытки, причиненные утратой или повреждением его имущества, с учетом его естественного износа. В случае, когда доверительное управление имуществом учреждается в пользу самого учредителя управления, ему возмещается не только реальный ущерб, но и упущенная выгода. При определении размера причиненных убытков необходимо руководствоваться ст. 15 и ст. 393 ГК РФ.

Ответственность доверительного управляющего являющегося предпринимателем, основывается на началах риска (п. 3 ст. 401 ГК РФ). Он несет ответственность за причиненные убытки, если не докажет, что эти убытки произошли вследствие непреодолимой силы либо действий выгодоприобретателя или учредителя управления.

Нельзя не отметить здесь некоторую противоречивость. С одной стороны, речь идет об ответственности доверительного управляющего за отсутствие должной заботливости об интересах выгодоприобретателя или учредителя управления, то есть о виновной ответственности. С другой, имеется норма, согласно которой доверительный управляющий освобождается от ответственности только при наличии обстоятельств непреодолимой силы либо соответствующих действий выгодоприобретателя или учредителя управления, то есть об ответственности без вины.

Таким образом, ответственность доверительного управляющего перед учредителем управления и выгодоприобтателем является повышенной, поскольку она простирается до пределов непреодолимой силы, что означает, что управляющий отвечает за убытки, как возникшие по его вине, так и в силу случая. Например, если убытки имуществу причинены по вине транспортного предприятия, осуществляющего транспортировку имущества, находящегося в доверительном управлении; по вине хранителя имущества или депозитария, осуществляющего хранение сертификатов ценных бумаг и т.п.

Таким образом, закон исходит из того, что доверительный управляющий имеет статус профессионального предпринимателя, и в связи с этим на него распространяется общее правило о повышенной ответственности предпринимателя (п. 3 ст. 401 ГК РФ). Для того, чтобы освободиться от ответственности, доверительному управляющему необходимо доказать, что убытки возникли по вине учредителя или выгодоприобретателя, либо в результате воздействия непреодолимой силы. Например, причиной утраты или повреждения имущества могут быть неправильные указания учредителя об условиях хранения и эксплуатации имущества, передача имущества в поврежденном состоянии, что привело к его гибели (утрате), и т.п. Примером обстоятельств непреодолимой силы, ставших причиной убытков для собственника имущества, находящегося в доверительном управлении, могут быть природные стихийные явления и некоторые обстоятельства общественной жизни, в том числе запретительные акты государственных органов (запрет осуществления операций с отдельными видами ценных бумаг, запрет осуществления коммерческих операций с отдельными странами в силу международных санкций и т.д.). Для того, чтобы освободиться от ответственности за причинение убытков в силу п. 1 ст. 1022 ГК РФ, доверительный управляющий, во-первых, должен сослаться на неправомерные действия выгодоприобретателя или учредителя управления, либо на обстоятельства, квалифицируемые как непреодолимая сила (подтвердить, что они имели место), а во-вторых, должен доказать причинную связь между указанными действиями (обстоятельствами) и вредом.

В тех же случаях, когда в качестве доверительного управляющего выступает гражданин, не являющийся предпринимателем, или некоммерческая организация, что может быть при так называемом исполнительном доверительном управлении, их ответственность строится на началах вины (п. 1 ст. 401 ГК РФ).

В целях обеспечения выполнения управляющим лежащих на нем по отношению к учредителю управления или выгодоприобретателю обязанностей договор доверительного управления имуществом может предусматривать предоставление управляющим залога.

Источник: vuzlit.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *